SAVUZ

Краткая биография Вяземского Петра Андреевича

Вяземский Петр Андреевич

Краткая биография Вяземского Петра Андреевича

Петр Андреевич Вяземский.
Художник К. Рейхель. 1817 г.

ВЯЗЕМСКИЙ Петр Андреевич (1792—1878) — князь, российский государственный и культурный деятель, тайный советник и сенатор (1855), поэт, литературный критик, мемуарист, действительный член Российской академии (1839), ординарный академик Петербургской АН (1841), член Государственного совета (1866).

Литературную деятельность начал в 1808 г. в журнале «Вестник Европы». В 1812 г. вступил в Московское ополчение, участвовал в Бородинском сражении. Оставил службу по болезни. В 1815 г. заочно избран членом литературного общества «Арзамас». В 1817 г.

перевел на русский язык «Конституцию» Царства Польского 1815 г. и речь императора Александра I на открытии польского сейма в 1818 г., содержавшую обещание ввести в России конституцию. В 1818—1820 гг.

участвовал в подготовке проекта Государственной уставной грамоты Российской империи. В 1821 — 1829 гг. сотрудничал с различными периодическими изданиями, выступая в защиту романтизма и против эпигонов классицизма. Дружил со многими декабристами, но в Северное общество не вступил.

За независимое поведение и оппозиционные взгляды уволен от службы (с установлением полицейского надзора).

Его общественные взгляды сформировались под влиянием идей французских и русских просветителей: выступал против крепостничества, за превращение России в конституционную монархию, осуждал произвол чиновничества.

Надежды на преобразование России связывал с распространением просвещения и реформами. Активно участвовал в общественной полемике, критически оценивал политику Николая I, в 1840-х гг. сотрудничал с журналом «Москвитянин», выступал против идей В. Г.

Белинского, во многом расходился и с идеями славянофильства, и западничества.

В 1830 г. вернулся на государственную службу по ведомству Министерства финансов. С 1855 г. — товарищ министра народного просвещения. В 1856— 1858 гг. руководил деятельностью Главного управления цензуры, способствовал смягчению цензурного гнета.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 108.

Петр Андреевич Вяземский и его сын Павел Петрович.

Вяземский Петр Андреевич (1792 — 1878), поэт, прозаик. Родился 12 июля (23 н.с.) в Москве в богатой дворянской семье. Род князей Вяземских вел свое начало от потомков Мономаха.

Получил прекрасное домашнее образование, с 1805 учился в Петербургском иезуитском пансионе. В 1806 вернулся в Москву и брал частные уроки у профессоров Московского университета.

С 1807, оставшись сиротой, находился на попечении своего родственника, писателя и историка Н.Карамзина (женатого на старшей сестре Вяземского), дом которого был центром культурной жизни, где собирались историки, философы, писатели, в том числе и будущие декабристы.

Зачисленный в Межевую канцелярию, Вяземский больше времени отдавал литературным увлечениям и светской жизни. Он предпочитает малые стихотворные жанры — пишет элегии, послания, стихотворения в альбом. Вместе с тем пишет и эпиграммы, басни.

Во время войны 1812 вступил в дворянское ополчение и участвовал в Бородинском сражении. После окончания войны служил в Варшаве.

Надеясь на перемены государственного устройства России, принял участие в составлении записки царю об освобождении крестьян (1820).

Участвовал в подготовке проекта конституции, общался с вольнолюбиво настроенными кругами польского дворянства и будущими декабристами.

В 1821 — 1829, отстраненный от службы за оппозиционные настроения, жил в Москве и в родовом подмосковном имении Остафьево.

Посвящает себя литературной и журнальной деятельности, сближается с Пушкиным, декабристами.

Лирика Вяземского меняется, выступают общественные интересы, личная и гражданская темы сливаются: элегии «Негодование», «Уныние», «Первый снег». Он становится пропагандистом романтизма.

Разделяя воззрения декабристов, он не разделял их революционных методов, поэтому не стал участником восстания. Хотел воздействовать на правительство словом, убеждением. Это не помешало Вяземскому решительно осудить репрессии против декабристов. В 1830 стал сотрудником «Литературной газеты» Дельвига и Пушкина, а затем и пушкинского «Современника».

В этом же году был зачислен на службу чиновником особых поручений по Министерству финансов (до 1855). В 1856 — 58 — товарищ министра народного просвещения; возглавлял цензуру. Был близок к царскому двору.

После французской революции 1848 взгляды Вяземского изменились, он все больше расходился с современностью, смеясь над революционной молодежью. Это было связано с падением дворянской революционности и выходом на общественную арену разночинцев-демократов, с которыми он уже не мог найти общего языка.

В эти годы публикует книгу о Д.Фонвизине, исторические очерки о Москве, воспоминания, стихотворение «Святая Русь», проникнутое враждой к революции и преданностью монархии.

Его поздние лирические стихотворения отражали грустные настроения поэта, ощутившего свой разрыв с современностью.

Последние двадцать лет жизни Вяземский жил за границей, в полной мере ощутив социальное и духовное одиночество.

10 ноября (22 н.с.) 1878 в Баден-Бадене Вяземский умер. Похоронен в Петербурге.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

Петр Андреевич Вяземский.

Вяземский Петр Андреевич (12[23].07.1792—10[22].11. 1878), князь, поэт, критик. Потомок старинного княжеского рода. Получил домашнее образование. С 1807, оставшись сиротой, находился на попечении Н. М. Карамзина (женатого на старшей сестре Вяземского).

В 1812 вступил в ряды ополчения, участвовал в Бородинском сражении. В эти годы у Вяземского возникают дружеские отношения с И. И. Дмитриевым, В. А. Жуковским, К. Н. Батюшковым, а с сер. 1810-х с А. С. Пушкиным.

В 1815 Вяземский — один из инициаторов создания «Арзамаса».

Последовательный патриот и монархист, порицавший радикальные взгляды масонов-декабристов, Вяземский вместе с тем позволял себе некорректные выпады против некоторых лиц из царского окружения и даже иногда высказывал либеральные суждения о «просвещенной монархии» с «конституционными» и «законосвободными» учреждениями. Весной 1821 Вяземский попал в опалу и под тайный полицейский надзор. В 1828 появляется его сатира «Русский бог», с радостью принятая врагами России и опубликованная за рубежом.

Во многих своих либеральных заблуждениях Вяземский впоследствии раскаялся, был прощен царем и получил право поступить на государственную службу.

В 1830—55 Вяземский служил в Министерстве финансов. В 1856—58 — товарищ министра народного просвещения; возглавлял цензуру. Был близок к царскому двору. С 1863 почти постоянно жил за границей, где и умер.

Первые стихи Вяземский напечатал в 1808. Обратившись в 1810 к гражданской лирике, он создал стихи «Петербург» (1818), «Сибирякову» (1819), «Негодование» (1820).

С сер. 20-х в стихах Вяземского все явственнее ощущается влияние поэзии Пушкина; в стихотворениях «Станция» (1825), «Коляска» (1826), в «Дорожной думе» (1830) слышится «однозвучной жизни шум» из пушкинского стихотворения «Дар напрасный, дар случайный». С 30-х в поэзии Вяземского преобладает пейзажная и интимная лирика.

В 10—20-е Вяземский вместе с А. С. Пушкиным принимал активное участие в полемике «Арзамаса» против «Беседы любителей русского слова», выступая сторонником карамзинистов. В «Послании к М. Т. Каченовскому» (1820) Вяземский защищал Карамзина от критики его литературных оппонентов.

В 1825—28 Вяземский участвовал в издании журнала «Московский телеграф», где выступал как критик в защиту романтизма, против классицизма и литературных староверов.

В статьях «Разговор между издателем и классиком с Выборгской стороны или с Васильевского острова» (помещена в виде предисловия к изданию «Бахчисарайского фонтана») и в «Письмах из Парижа» (1826—27) Вяземский рассматривал романтизм как утверждение исторического и национального начала в поэзии, как утверждение независимости личности.

Позднее активно сотрудничал вместе с Пушкиным в «Литературной газете» и «Современнике», выступал против Ф. И. Булгарина и Н. И. Греча. В 1848 Вяземский опубликовал написанную еще в 1830 книгу о Д. И. Фонвизине, явившуюся первым опытом обстоятельного исследования жизни и творчества писателя.

В 40-е литературно-критические статьи Вяземского, носившие православно-монархический характер, были направлены против либерально-масонских идей В. Г. Белинского («Взгляд на литературу нашу в десятилетие после смерти Пушкина», 1847; «Языков и Гоголь», 1847, и др.).

Революция в Европе вызвала стихотворение Вяземского «Святая Русь» (1848), проникнутое ненавистью к революции и преданностью монархии. Политические стихи Вяземского 50—70-х носили православно-монархический характер и нередко подвергались травле со стороны либерально-масонских органов печати.

Некоторые его поздние лирические стихи отражали грустные настроения поэта, ощутившего свой разрыв с современностью. По мнению Вяземского, пушкинская эпоха — золотой век русской культуры — ушла в прошлое, а настоящее не сулит Отечеству ничего хорошего. Все и всё измельчало. Величие прежней эпохи не вернуть.

В 1855 в Лозанне были изданы «Письма русского ветерана 1812 года». В течение многих лет Вяземский печатал эпизодически отрывки из «Старой записной книжки» (в 20—30-е — в «Московском телеграфе», «Северных цветах», в 70-е — в «Русском архиве»). Сводная их публикация, в т. ч. неизданных (32 книжки из 37, хранящихся в Остафьевском архиве), помещена в Полное собрание сочинений Вяземского (т. 8—10, 1883—86). В них Вяземский включил свои анекдоты, афоризмы, стихи, меткие зарисовки политического и литературного быта своего времени и портреты современников.

Вяземский — поэт высокой художественной культуры, владевший различными жанрами.

В его лирике встречаются интонации торжественной оды, продолжающей державинские традиции; они сменяются тонкими зарисовками природы («Первый снег», 1819); негодующая публицистическая речь чередуется с изящной записью в великосветском альбоме или наброском народной песни («Тройка мчится, тройка скачет…»).

Для поэтического языка Вяземского характерны свободные переходы от романтического пейзажа к куплетной форме («Зимние карикатуры», 1828), от высокого пафоса к языку «газетного стихотворения» фельетонного типа и к обиходной разговорной речи. «Поэту должно искать иногда вдохновения в газетах.

Прежде поэты терялись в метафизике; теперь чудесное, сей великий помощник поэзии, на земле», — писал Вяземский в 1821 («Остафьевский архив кн. Вяземских». Т. 2. СПб., 1899). Певучей музыкальности поэтической речи Вяземский предпочитал прозаическую резкость стиха, отражающего точность острой мысли.

Ради создания «поэзии мысли» Вяземский порой нарушал грамматические нормы языка, жертвовал легкостью и правильностью стиха. Его мастерство сатирика, автора острых эпиграмм и салонных каламбуров дало повод для пушкинской характеристики Вяземского: «Язвительный поэт, остряк замысловатый, и блеском колких слов, и шутками богатый…»

А. Б., Д. К.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — http://www.rusinst.ru

Вяземский Петр Андреевич. 

Вяземский Петр Андреевич (1792-1878), поэт, журналист, литературный критик, мемуарист, государственный деятель.

Потомок старинного княжеского рода, единственный сын князя Андрея Ивановича Вяземского (1762-1807) и княгини Евгении Ивановны, урожденной Дженни О'Рейлли (1762-1802), в первом браке Квин, ирландки по происхождению, привезенной в Россию русским князем, путешествовавшим в 1780-х по Западной Европе.

В 1812 вступил в Московское ополчение, участник Бородинского сражения. В 1818-1821 -в Варшаве, чиновник для иностранной переписки при Н.Н. Новосильцеве. До 1829 — в отставке; с 1832 по 1846 — вице-директор Департамента внешней торговли; в 1856-1858 — товарищ министра народного просвещения и глава Цензурного комитета. Сенатор, член Государственного совета.

В 1816, живя в Москве, заочно принят в петербургское литературное общество «Арзамас», получив от поэта В.А. Жуковского «символическое и пророческое» имя «Асмодей». В 1810-1840-х постоянно сотрудничал с «Московским телеграфом» Н.А. Полевого, «Литературной газетой» А.А. Дельвига, «Современником» А.С. Пушкина.

Автор монографий «Фон-Визин» и «Юрий Александрович Нелединский-Мелецкий» (обе — 1848), а также многих статей и мемуаров о своих литературных современниках: И.И. Дмитриеве, Н.М. Карамзине, А.С. Пушкине, Н.В. Гоголе, Н.М. Языкове, Е.А. Баратынском, П.А. Плетневе.

В 1850-х выпустил несколько маленьких сборничков своих стихотворений, а в 1862 вышел сборник «В дороге и дома», подготовленный М.Н. Лонгиновым без участия самого поэта. В журнале «Русский архив» публиковались отрывки его мемуаров, а также материалы огромного и ценного семейного, т.н. Остафьевского, архива. Английскую литературу знал по французским и русским переводам.

Особенно высоко ценил Байрона; перевел несколько его стихотворений и отрывок из IV песни «Чайльд Гарольда». Через своего друга А.И. Тургенева был заочно знаком с Томасом Муром, который, в свою очередь, знал Вяземского как переводчика. Перевел одно стихотворение из «Ирландских мелодий» Т. Мура, читал во французском переводе мадам Беллок, хорошо знавшей Т.

Мура, его сочинение «Письма и дневники лорда Байрона с замечаниями о его жизни» (Париж, 1830). В Англии Вяземский был только однажды, в сентябре — ноябре 1838, принимая лечебные морские купания в Брайтоне. Встречался с известными людьми, в т.ч. с писательницей леди Морган (ирландкой по происхождению; все ирландское, в память матери, вызывало особый интерес поэта), ее племянницей, певицей Жозефиной Кларк, с «сочинительницею романов» мисс Портер, путешественником Кокреном, проехавшим русскую Сибирь и Чукотку.

Сын Петра Андреевича — Павел Петрович Вяземский.
Фотография 80-х годов XIX века.

Друг Пушкина

Вяземский Петр Андреевич, князь (1792-1878) — поэт, критик, журналист, один из активных деятелей литературного общества «Арзамас». Друг Пушкина на протяжении всей его жизни и неизменный его соратник и единомышленник в литературных битвах. Пушкин любил острый и резкий ум Вяземского, смелость и независимость его суждений, но более всего ценил в друге литературного критика-полемиста.

Использованы материалы кн.: Пушкин А.С. Сочинения в 5 т. М., ИД Синергия, 1999.

+ + +

Вяземский Петр Андреевич (1792-1878).

Судьба свои дары явить желала в нем, В счастливом баловне соединив ошибкой Богатство, знатный род с возвышенным умом

И простодушие с язвительной улыбкой.

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_we/vjazemski_pa.php

Душа «Арзамаса»

Единственный наследник князя Андрея Ивановича Вяземского, сын его от брака с англичанкой Дженни О’Рейли, Петр Андреевич провел детские и юношеские годы частью в Москве, частью в подмосковном имении Остафьеве, купленном его отцом спустя несколько дней после рождения сына.

Осиротел он рано, десяти лет лишившись матери, пятнадцати — отца. Однако без добротного руководства старших не остался: его опекуном был Н. М. Карамзин, женатый на Екатерине Ивановне Колывановой, побочной дочери князя Андрея Ивановича.

Карамзина Петр Андреевич впоследствии называл в стихах «наставником и хранителем» своей «младости».

На литературное поприще П.А. Вяземский вступил рано. Впоследствии Ходасевич скажет о той эпохе, когда Вяземскому суждено было «выйти в свет»: «Русский лже-классицизм кончался. Уже Державин давно перерос его тесные границы. Уже взорвалась первая мина, подложенная под классицизм сентиментализмом Карамзина. Впрочем, сам Карамзин…

уже покидал поэтическое поприще: он трудился над „Историей Государства Российского“. Словом, перед новыми силами открывалось обширное поле. Жуковский и Батюшков пытались „обрести новые звуки“. В неясной дали намечались смутные очертания грядущего романтизма.

Уже в противовес чопорной державинско-шишковской „Беседе“ возникала задорная революционная кучка ее „душой“. Жуковский и Батюшков к ней примкнули. Вступил даже милый и бесталанный Василий Львович Пушкин, хотя не очень годился — ни возрастом, ни писаниями: это был „сочувствующий“. Гораздо более подходил к „Арзамасу“ юный племянник Василия Львовича.

Но тот учился в Царскосельском лицее и не мог посещать собраний: под именем „Сверчка“ он „из лицейского заточения подавал голос, как из-за печки“».

Познакомились въяве Пушкин и Вяземский приблизительно в 1816 году, когда первый был «молодым повесой», а Вяземский, старший его на семь лет, — уже отцом семейства.

Разница в возрасте и статусе определенным образом повлияла на их взаимоотношения, в которых Петр Андреевич, хотя и поддавшийся обаянию пушкинской музы, играл все же роль «старшего», по временам бранил своего товарища, стремился «вернуть его в берега», отрезвить.

В 1825 году, в эпоху пушкинской ссылки, он писал ему: «Оппозиция — у нас бесплодное и пустое ремесло во всех отношениях: она может быть домашним рукоделием про себя и в честь своих пенатов… но промыслом ей быть нельзя. Она не в цене у народа.

Поверь, что о тебе помнят по твоим поэмам, но об опале твоей в год и двух раз не поговорят… Ты служишь чему-то, чего у нас нет…»

В семье Вяземских Пушкин находил так нужную ему временами поддержку, увещание, скрашенное дружеской шуткой.

Не меньше самого Петра Андреевича он любил его жену Веру Федоровну, урожденную Гагарину, — и ряд исследователей приписывает ему краткое романтическое увлечение ею.

Впрочем, нет сомнений, что даже для «гуляки вечно праздного», как аттестовал себя сам поэт, узы дружбы были святы. Накануне собственной свадьбы Пушкин просил Веру Федоровну быть его посаженной матерью. А сама княгиня Вера называла его полушутя «приемным сыном».

Полвека вместе

Вера Федоровна и Петр Андреевич. Это был, должно быть, счастливый брак. Они венчались двадцатилетними. Накануне Бородинского сражения родился их первенец Андрей, который тут же мог бы осиротеть, потому что его молодой отец вступил в ополчение, и во время боя под ним убило две лошади.

Но нет: Петру Андреевичу самому пришлось пережить сына, да и большинство своих детей, умиравших в младенческом или юном возрасте. Семью преследовала чахотка. До преклонных лет из восьмерых дожил лишь Павел Петрович Вяземский — тот самый «душа моя Павел» из пушкинского альбомного стихотворения.

Вера Федоровна, как свидетельствуют современники, была на равной ноге со всеми в кругу своего мужа, а круг этот был довольно широк, хотя и состоял из «избранных». «Быть может, к нам в обитель заманим мы друзей», — обращался к жене молодой поэт («К подруге» (1812)). И — заманивали.

В подмосковном Остафьеве у Вяземских гащивали Карамзин, Жуковский, Батюшков, Грибоедов, Пушкин и многие другие. Все отдавали должное радушию хозяев. Нигде не бывало таких оживленных бесед, такой непринужденной дружественности в обстановке, как у Вяземских. И Вера Федоровна осталась верна этому стилю до конца своих дней. Муж ее внучки граф С. Д.

Шереметев вспоминал: «Полная юношеского пыла, неподдельной веселости и остроумия, с своею чистою, старомосковскою русскою речью, с выходками и вспышками резвого и нестареющего ума, — княгиня Вера Федоровна была цельным типом старого московского допожарного общества.

Она кипятилась и негодовала, в то же время заливалась своим заразительным хохотом, следя за всем и живя в постоянном и разнообразном общении со множеством лиц».

«Русский Катулл, русский Марциал…»

Село Красное-на-Волге Петр Андреевич унаследовал от отца, которому оно было пожаловано императором.

Хотя он никогда здесь не жил, предпочитая Москву, подмосковное Остафьево, а во второй половине жизни — курортные города Европы, однако бывал здесь не раз начиная с 1815 года, в связи с чем рассказывал в «Автобиографическом введении» (1878) следующий анекдот (вероятно, происходящее в нем относится к 1820-м годам): «Однажды приехал я в свою костромскую вотчину, в известное в краю торговое и промышленное село Красное. В воскресенье, по совершении обедни, священник сказал мне и церкви приветственную речь. Говорил он с жаром, народ слушал с благоговением. Выхваляя мои гражданские и помещичьи доблести, продолжал он, указывая на меня: „Вы не знаете еще, какого барина Бог вам дал; так знайте же, православные братья! он русский Гораций, русский Катулл, русский Марциал!“ При каждом из этих имен народ отвешивал мне низкие поклоны и чуть не совершал знамения креста. Можно себе представить, каково было слушать мне и какую рожу делал я при этой выставке и классической пытке».

Так что и такие курьезы помнит старинный Богоявленский храм!

В особенности долго был памятен красноселам приезд Вяземского в 1827 году, после большого пожара, истребившего значительную часть села.

Тогда Петр Андреевич оказал погорельцам значительную материальную помощь, без которой Красное могло бы и не возродиться, и заслужил благодарную память о себе как о «добром барине».

А для самого Вяземского Красное стало источником вдохновения — здесь или по здешним мотивам он создал многие стихи, в том числе известный «Вечер на Волге».

Убеждения и служба

Петр Андреевич Вяземский — личность в русской истории нерядовая и очень неоднозначная. Один из ближайших друзей Пушкина, блестящий острослов, разносторонне одаренный, творческий человек — при этом очень неусидчивый, не способный посвятить себя чему-то одному, — он словно постоянно мучительно искал чего-то и не мог найти.

То он решает посвятить себя военному делу — накануне Бородина, несмотря на слабое здоровье, идет добровольцем в армию, попадает на тепленькое, прямо скажем, место — в адъютанты к генералу Милорадовичу, на Бородинском поле гарцует под пулями, пересаживаясь с одной убитой лошади на другую, ничего, по собственному признанию, в происходящем не понимает — и навсегда покидает армию, получив орден, так сказать, «для успокоения души». То посвящает себя стихосложению — но до уровня крупного литератора так и не добирается, в чем, правда, прекрасно отдает себе отчет («многие мои стихи — как быть? дорожные грехи праздношатающейся музы») и если и испытывает какие-то сожаления, то умело их прячет.

Казалось бы, каков парадокс — такие наставники, учителя, друзья — Карамзин, Крылов, Жуковский, Пушкин! — а большой поэт из Вяземского не вышел.

Впрочем, а пытался ли выйти? Тут можно сказать словами Гоголя: «Отсутствие большого и полного труда есть болезнь князя Вяземского».

Но хватит черных красок! В Петре Андреевиче было нечто, за что его безусловно ценили современники, и тут впору вспомнить оценку Пушкина: «Он мыслит, что довольно редко между нами».

П.А. Вяземский надолго пережил своих друзей. Оставшись один, не найдя общего языка с новым поколением, он изменил свои взгляды, превратившись из «почти вольнодумца» в «почти реакционера».

Курировал внешнюю торговлю России, был товарищем министра народного просвещения, ведал цензурой, часто уезжал за границу лечиться от страшных депрессий…

Для понимания изменений, происходивших в Вяземском, достаточно процитировать эпиграммы на него.

В. Курочкин, 1860-е годы:

Судьба весь юмор свой явить желала в нем, Забавно совместив ничтожество с чинами, Морщины старика с младенческим умом

И спесь боярскую с холопскими стихами.

Курочкин, безусловно, перегибает палку — на то он и сатирик, — но отношение молодого поколения к стареющему Вяземскому передает точно.

Нужно отметить, что Вяземский, как и многие образованные «душевладельцы» своего времени, к крепостному праву относился противоречиво. Как человек соответствующих убеждений (одно время он был близок к декабристам) он не мог сочувствовать этой форме рабства, бытовавшей на Руси. В 1820 году он вступил в Общество добрых помещиков и подписал поданную императору М. С.

Воронцовым записку об освобождении крестьян. Но, будучи поэтом, Вяземский усматривал в «старых порядках» и нечто идиллическое (впрочем, это уж в поздние годы, при помощи столь несовершенного оптического прибора, как ностальгия).

В мемуарном очерке «Московское семейство старого быта» (1877) он писал: «В старых домах наших многочисленность прислуги и дворовых людей была не одним последствием тщеславного барства: тут было также и семейное начало. Наши отцы держали в доме своем, кормили и одевали старых слуг, которые служили отцам их, и вместе с тем призревали и воспитывали детей этой прислуги.

Вот корень и начало этой толпы более домочадцев, чем челядинцев. Тут худого ничего не было; а при старых порядках было много и хорошего, и человеколюбивого».

Как бы ни было, Петр Андреевич с большим энтузиазмом встретил реформы Александра II и даже принимал в них участие как товарищ министра народного просвещения и руководитель подготовки цензурной реформы. Вяземский и раньше не чурался государственной службы (разве только в 1820-е годы, когда жил в Москве под тайным надзором полиции).

В 1830—1840-е годы он служил в Министерстве финансов и, относясь к своим служебным обязанностям не без иронии, успел сделать немало полезного. Но участия в придворных церемониях поэт, имея чин камергера, демонстративно избегал. Столь «вольное» поведение Вяземского обусловливалось надежным имущественным «тылом».

Драма Пушкина — служить или остаться без средств к существованию — была ему чужда.

«Вы мыслить и писать затеяли впервые…»

Последние годы жизни поэта были омрачены душевным недугом.

Первые признаки его явились еще в конце 1810-х годов, дальнейшее течение жизни с опалой, смертями детей лишь усугубило болезнь, выражавшуюся в приступах мучительной депрессии и бессоннице.

Начиная с 1850-х годов Вяземский подолгу жил за границей, лечился на водах, но сколько-нибудь значительного эффекта оздоровительные меры не приносили.

Творчество Вяземского рассматривалось современниками в этот период как «устаревшее», сам он, конечно, не мог принять ни «натуральной школы», ни разночинной литературы вообще. Среди действующих литераторов поэт выделял, по существу, одного лишь Ф. И. Тютчева, творчество же других «столпов», включая И. С. Тургенева и И. А.

Гончарова, рассматривал достаточно критически. А. Н. Толстого Вяземский бранил за искажения в описании войны 1812 года в «Войне и мире», стихами Н. А. Некрасова возмущался.

Одним словом, неприязнь была взаимной, но Петр Андреевич хотя бы — чего не скажешь о его оппонентах — выражал ее с великолепным аристократизмом, презирая не столько новое в литературе, сколько диктатуру этого нового:

Вы мыслить и писать затеяли впервые С Белинским: до него был вам дремучий мрак. Прекрасно! У меня ж учители другие,

И до него еще я мыслил кое-как.

Любопытно, что единственная книга стихотворений Вяземского — несмотря на то, что публиковаться он начал с 1809 года, — вышла лишь в 1862 году.

Книга, называвшаяся «В дороге и дома», успехом у читающей публики не пользовалась, и начиная с 1870-х годов поэт почти перестал печататься.

В эти годы он жил преимущественно на водах в Хомбурге, опекаемый Верой Федоровной и все менее интересовавшийся сношениями с внешним миром. В 1878 году он умер в Бадене.

Источник: https://posmotrim.by/article/vyazemskij-petr-andreevich.html

Князь Петр Вяземский: биография и творчество

Краткая биография Вяземского Петра Андреевича

Чем запомнился князь Вяземский Петр Андреевич? Краткая биография его может быть выражена несколькими словами: известный русский князь, критик и поэт. Закончил Петербургскую академию.

Петр Андреевич стал первым председателем Русского исторического общества, причем являлся его соучредителем. Выдающейся личностью золотого века был известный государственный деятель, друг А. С.

Пушкина, Петр Вяземский, краткая биография которого не может описать все его заслуги перед Отечеством. Теперь перейдем к более подробному повествованию о его жизни.

Семья, род Вяземского

Князь Петр Андреевич Вяземский родился в Москве, 23.07.1792. Родители его происходили из знатной и богатой семьи. Род Вяземских в России был очень известным, брал свое начало от Рюрика. Это потомки Мономаха.

Отец Петра, Андрей Иванович, был тайным советником, пензенским и нижегородским наместником. Мать, Евгения Ивановна (в девичестве О´Рейли) – уроженкой Ирландии. В первом браке носила фамилию Кин.

Родители Петра познакомились, когда его отец совершал турне по Европе. Родственники были категорически против брака с иностранкой. Но отец Петра оказался непреклонным в этом вопросе и поступил по-своему, женившись на Евгении.

Детские годы Петра

У Вяземских было свое подмосковное имение в Остафьево. Сначала Андрей Иванович в честь рождения сына (Петра) приобрел полностью все село. После этого за семь лет отстроил шикарный двухэтажный особняк. В наше время он называется Русским Парнасом. В Остафьево и провел свои детские годы Петр.

Петр Вяземский лишился родителей, будучи ребенком. Когда ему было 10 лет, умерла мать. А спустя 5 лет не стало в живых отца. Юный князь стал единственным наследником огромного состояния. Правда, став взрослее, львиную долю он все-таки «спустил» на игре в карты.

Пока Петр был маленьким, опеку над ним взял Карамзин, муж сводной сестры малолетнего князя. В результате Петр был вхож с детства в среду московских литераторов. Карамзина же называл «вторым отцом».

Образование

Сначала Петра воспитывали в домашних условиях, как и многих аристократических детей. На дом приглашались учителя. В результате Петр Вяземский получил прекрасное домашнее воспитание, был очень эрудирован.

В 1805 году его отдали продолжать учебу в Петербургский иезуитский пансион, который был создан при Педагогическом институте. Через год Петр вернулся в Москву, так как вопреки монастырскому воспитанию его неудержимо привлекала разгульная жизнь. Дома начал брать частные уроки у приглашаемых немецких профессоров.

Первая эпиграмма Петра Вяземского

Первое произведение (эпиграмму) Петр Вяземский написал на своего русского преподавателя. По странной случайности, он поссорился с ним практически сразу. И больше его для своего обучения уже не приглашал. Эпиграмма же имела большую популярность в кругу немецких профессоров.

Влияние Карамзина на Петра Андреевича

После смерти отца Петра большое влияние на него стал иметь Карамзин, заменивший ему родителя. В то время он уже был очень известным в литературной среде и кумиром читателей. Вяземский очень быстро усвоил взгляды Карамзина не только на творчество, но и на историю.

«Проба пера» у Петра началась рано, как и у многих людей, получивших отличное образование. Первые свои стихи он писал на французском языке. В основном они носили лишь подражательный характер. В то время русский язык еще не стал основополагающим литературным. Его создателем считается Пушкин. А с ним Петр Вяземский познакомился и подружился намного позже.

В «Вестнике Европы», основанном в 1802 году Карамзиным, в 1807 г. появилась небольшая статья «О магии». Подписана она была просто В… Но у историков есть все основания полагать, что принадлежала она Петру. Это были его начальные творческие опыты. Хотя первое его печатное произведение принято считать вышедшим в 1808 г.

Творческий стиль Петра

Собственный стиль стихов у Петра Андреевича вырабатывался постепенно начиная с 1810 года. Он отличался от своих современников. В его первых произведениях преобладало уныние, элегия и дружеские послания. Петр старался стремиться к афористичности и точности мысли, пренебрегая гармонией и легкостью слога.

Личная жизнь Петра

Вяземский женился в 1811 году на княжне Вере Гагариной. Биография Вяземского Петра Андреевича описывает необычные обстоятельства его знакомства и свадьбы с будущей супругой.

Однажды, во время вечеринки, одна девица бросила свой башмачок в пруд. Доставать его кинулись многие молодые люди. В их числе был и Петр. Но молодой князь захлебнулся водой.

Его вытащили, откачали, но домой он возвратиться временно не мог, по причине своей слабости.

Петра положили в кровать в доме, где как раз жила Вера. Она усердно ухаживала за ним, пока ему пришлось у них погостить. Между знакомыми пошли разнообразные слухи. Отец Веры вынужден был поговорить с гостем о женитьбе, дабы не осрамить доброе имя княжны. Петр согласился, и свадьба состоялась. Только венчался он сидя в кресле.

Брак все же оказался удачным. Счастливым и прочным. Вера была намного старше Петра. И как-то сразу заняла в доме лидирующую позицию. Княгиню красавицей не называли, но этот недостаток компенсировался ее живым, добросердечным и веселым нравом. Впоследствии она очень полюбилась Пушкину, который на то время уже стал другом Петра.

Биография Вяземского Петра Андреевича: годы войны

В 1812 году (в начале Отечественной войны) Петр добровольно стал ополченцем. Сначала он был адъютантом при генерале Милорадовиче. Участвовал в Бородинской битве. Но из-за своей близорукости и впечатлительности он, скорее, был свидетелем исторических событий. Тем более, что воином князь рожден не был.

Будучи уже в возрасте, в своих воспоминаниях он всегда отмечал, что иногда даже не мог понять, что происходит вокруг, не говоря о том, что из-за плохого зрения не мог участвовать даже в небольших боях. Иногда он спрашивал своего секретаря, в чей адрес они пишут служебные бумаги.

Военный подвиг Петра

Но все же военный подвиг Петр совершил. Во время Бородинской битвы был сильно ранен генерал Бахметев. Петр это увидел, оказал военачальнику посильную помощь и оставался с ним рядом до конца битвы. В результате Бахметев остался жив, и князя наградили орденом Святого Владимира четвертой степени.

Как изменилось творчество Петра после войны

Воспоминания об ужасах войны оставили в душе впечатлительного Петра незабываемые раны. Сентиментальные мотивы были отброшены. А творчество приблизилось к лирике Жуковского. В этот период Вяземский написал несколько воинственных произведений. Одно из них Петр посвятил погибшему Кутузову.

Петр Вяземский, биография: «Арзамас»

В 1815 году обострились отношения между сторонниками Карамзина и Шишкова. Вяземский и некоторые другие поэты и писатели объединились в группу «Арзамас». В ней Петру было дано прозвище Асмодей, шутливое и зловещее. В «Арзамасе» все творческие личности баловались черной магией. Причем связывали ее со своими произведениями. Говорили надгробные слова для еще живых соперников и т. д.

Через много лет Вяземский начал считать, что такая непотребная деятельность отразилась на нем самом как наказание. Он считал, что вокруг него был создан заговор молчания. И таким образом он оказался отрезан от мира. Именно в «Арзамасе» между Пушкиным и Вяземским сначала вспыхнуло соперничество. Но потом переросло в дружбу.

Начиная с 1818 года Петр начал служить в Варшаве переводчиком при императоре. Вяземский присутствовал в Польше, когда открывали первый сейм. Переводил речи Александра I, составлял вместе с другими чиновниками «Государственную грамоту Российской империи». Петр также переводил на русский язык с французского многие книги и документы.

Сначала его труды ценились высоко. В 1819 году Петр получил должность надворного советника. Через несколько месяцев стал уже коллежским (чин, равный полковнику). В это время Вяземский часто встречался с Александром I, обсуждая конституцию.

Окончание государственной службы Петра

В 1820 году Петр Вяземский, биография которого тесно связана со «взлетами» и «падениями», вступил в группу «добрых помещиков» и подписал документ об освобождении крестьян. Но Александр I не захотел проводить такую реформу, чем разочаровал поэта. Петр начал писать стихи, демонстрируя в них свою точку зрения.

В результате за это его отстранили от службы. На тот момент Петр находился в отпуске, в России. Но после написания его стихов ему запретили въезд в Польшу. Вяземский, глубоко оскорбленный, подал в отставку. Александр I был этим крайне недоволен, но документ все же подписал.

Вяземский – «декабрист без декабря»

Князь Петр Вяземский не захотел лично участвовать в тайных обществах декабристов. Но перед арестом Пущина зашел к нему с предложением сохранить бумаги, какие друг сочтет нужным. Только через 32 года Вяземский вернул поэту портфель с запретными стихами многих авторов.

Только за один поступок хранения таких документов Петр мог пойти на каторгу. Несмотря на то что не побоялся сохранить запретные бумаги, участвовать в восстании Вяземский не стал. Он считал, что кровавые методы переворота неприемлемы и можно найти более мирные варианты.

Расправу над декабристами Петр переживал очень тяжело. Часть его произведений связана с этим периодом жизни. Но он остался верен своим убеждениям. В результате стал считаться опасным оппозиционером. В результате начиная с 1820 года за ним была установлена тайная слежка.

Деятельность опального поэта

В 1821-1828 гг. Вяземский был в опале у властей и жил в основном в Москве. В это время он увлекся журналистикой и основал журнал «Московский телеграф». Начал выступать с критикой, которая всегда была очень острой. Написал много рецензий на произведения других авторов. Перевел на русский роман «Адольф» и «Крымские сонеты». Собирался написать свой собственный.

Несмотря на опалу, он развернул такую деятельность, что его имя стало входить в пятерку самых популярных писателей того времени. Вяземский Петр Андреевич, книги которого читались взахлеб, стал настолько знаменитым, что многие его цитаты превращались в пословицы, а стихи – в народные песни. Наиболее известные и популярные его книги:

  • «Старая записная книжка»;
  • «Дорожная дума»;
  • «Из поэтического наследия»;
  • «Любить. Молиться. Петь»;
  • «В дороге и дома»;
  • «Избранные стихотворения».

Естественно, что правительству не нравилась его независимая позиция после восстания декабристов. И начиная с 1827 года Вяземского стали «травить». Петр обвинялся в разврате и плохом влиянии на молодежь.

Голицыну было предписано предупредить Вяземского о прекращении его деятельности, иначе правительство собиралось «принять меры». Причем поводом послужил ложный донос на Петра, где говорилось, что он собирался издавать газету под чужим авторством.

В своем ответном письме, в котором звучала обида, он грозился покинуть родину. Но из-за семьи ему пришлось остаться.

Возвращение на государственную службу

К 1829 году материальное положение семьи Вяземских стало плачевным. Петр был «загнан в угол», отчаялся. Ради семьи он решил примириться с правительством и написал императору Николаю извинения. Монарх потребовал принести их в устной форме не только ему, но и своему царственному брату в Варшаве.

В результате Петр Вяземский, фото которого есть в данной статье, снова был принят на государственную службу. Работал чиновником по особым поручениям на министра финансов до 1846 года. За это время Вяземский успел стать камергером императорского двора и вице-президентом внешней торговли. В 1850-1860 гг. дослужился до замминистра просвещения.

В 1856 году Вяземский был назначен на должность начальника Главка управления цензуры. Он постарался не пропустить лучшие творческие дарования, но оказался между двух огней. Старшее поколение его хвалило, а такие, как Герцен, «хаяли». Государь не видел в его деятельности ничего полезного. И Вяземскому пришлось подать в отставку.

Последние годы жизни Петра

В последние годы жизни Петр смог добиться высоких должностей при императорском дворе. Имел свободный доступ к близкому окружению Александра II. Вяземский стал сенатором и членом Госсовета. Жил Петр преимущественно за границей.

Но здоровье уже давало себя знать. У него начались длительные бессонницы и нервные расстройства, которые сменялись приступами депрессий и запоями. Даже его стихи в это время отражают хандру и разочарование в жизни. Состояние Вяземского ухудшалось с каждой смертью родных и близких ему людей. О нем стали забывать как о поэте. Стихи перестали понимать.

Перед смертью Петр Вяземский, творчество которого уже не умещалось в одной книге, успел написать собрание сочинений, первый том которого вышел после его смерти. Умер он 86-летнем возрасте, 10.11 (22 н.с.)1878 года в Баден-Бадене. Похоронили Вяземского в Петербурге.

Источник: https://FB.ru/article/220618/knyaz-petr-vyazemskiy-biografiya-i-tvorchestvo

ovdmitjb

Add comment

Рубрики

Рубрики