SAVUZ

Биография Мережковского Дмитрия Сергеевича

Содержание

Мережковский Дмитрий Сергеевич — Биография

Биография Мережковского Дмитрия Сергеевича

Дми́трий Серге́евич Мережко́вский (2 августа 1866, Санкт-Петербург — 9 декабря 1941, Париж) — русский писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк, религиозный философ, общественный деятель. Муж поэтессы Зинаиды Гиппиус.

Д. С.

Мережковский, яркий представитель Серебряного века, вошёл в историю как один из основателей русского символизма, основоположник нового для русской литературы жанра историософского романа, один из пионеров религиозно-философского подхода к анализу литературы, выдающийся эссеист и литературный критик. Мережковский (начиная с 1914 года, когда его кандидатуру выдвинул академик Н. А. Котляревский) неоднократно претендовал на соискание Нобелевской премии; был близок к ней и в 1933 году (когда лауреатом стал И. А. Бунин). Был номинирован 9 раз.

Спорные философские идеи и радикальные политические взгляды Д. С. Мережковского вызывали резко неоднозначные отклики; тем не менее, даже оппоненты признавали в нём выдающегося писателя, жанрового новатора и одного из самых оригинальных мыслителей XX века.

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился в дворянской семье нетитулованного рода Мережковских. Отец, Сергей Иванович Мережковский (1823—1908), служил у оренбургского губернатора Талызина, потом у обергофмаршала графа Шувалова, наконец — в Дворцовой конторе при Александре II в должности столоначальника; он вышел в отставку в 1881 году в чине тайного советника.

Мать писателя — Варвара Васильевна Мережковская, урождённая Чеснокова, дочь управляющего канцелярией петербургского обер-полицмейстера (известно, что в числе её предков были князья Курбские), — обладала (согласно биографии Ю.

В. Зобнина) «редкостной красотой и ангельским характером», умело управляя сухим, эгоистичным (но при этом боготворившим её) мужем и по возможности потакая детям, которым тот отказывал в любых проявлениях ласки и теплоты:14.

Предки Мережковского по отцовской линии были выходцами с Украины. Фёдор Мережки служил войсковым старшиной в городе Глухове. Дед, Иван Фёдорович, в последних годах XVIII века, в царствование императора Павла I, приехал в Петербург и в качестве дворянина поступил младшим чином в Измайловский полк.

«Тогда-то, вероятно, и переменил он свою малороссийскую фамилию Мережко на русскую — Мережковский», — писал Мережковский о своём деде. Из Петербурга Иван Фёдорович был переведен в Москву и принимал участие в войне 1812 года. В семье Мережковских было шестеро сыновей и три дочери..

Дмитрий, младший из сыновей, поддерживал тесные отношения лишь с Константином, впоследствии известным биологом:17.

Детство

«Я родился 2-го августа 1866 года в Петербурге, на Елагином острове, в одном из дворцовых зданий, где наша семья проводила лето на даче», — писал Мережковский в «Автобиографических заметках». В Петербурге Мережковские жили в старом доме на углу Невы и Фонтанки у Прачечного моста, против Летнего сада.

Иногда по просьбе матери отец брал Дмитрия в Крым, где у Мережковских было имение (по дороге к водопаду Учан-Су). «Помню великолепный дворец в Ореанде, от которого остались теперь одни развалины. Белые мраморные колонны на морской синеве — для меня вечный символ древней Греции», — писал Мережковский годы спустя.

Обстановка в доме Мережковских была простая, стол «не изобиловал», в доме царил режим бережливости: отец таким образом заранее отучал детей от распространённых пороков — мотовства и стремления к роскоши.

Уезжая в служебные поездки, родители оставляли детей на попечении старой немки-экономки Амалии Христьяновны и старой няни, которая рассказывала русские сказки и жития святых: впоследствии высказывались предположения, что именно она была причиной экзальтированной религиозности, в раннем детстве проявившейся в характере будущего писателя:11.

Принято считать, что С. И. Мережковский к детям относился «…в основном как к источнику шума и хлопот, проявляя отеческую заботу о них лишь материально». С самых ранних лет, таким образом, уделом Мережковского стала «…отягощённая роскошью отчуждённость».

Отмечалось также, что «психология сыновнего противостояния отцу» много лет спустя подверглась «сложной интеллектуальной и духовной разработке» и послужила духовной основой для многих исторических сочинений Мережковского. «Мне теперь кажется, что в нём было много хорошего.

Но, угрюмый, ожесточённый тяжелой чиновничьей лямкой времен николаевских, он не сумел устроить семьи. Нас было девять человек: шесть сыновей и три дочери.

В детстве мы жили довольно дружно, но затем разошлись, потому что настоящей духовной связи, всегда от отца идущей, между нами не было», — писал впоследствии Мережковский.:16

Чувство семьи у Д. С. Мережковского было связано лишь с матерью, оказавшей заметное влияние на его духовное становление. В остальном он с детства сроднился «…с чувством одиночества, которое находило сокровенную отраду в поэзии уединения среди болотистых рощ и прудов наводнённого тенями прошлого елагинского парка».

Учёба в гимназии

В 1876 году Д. С. Мережковский начал обучение в Третьей классической гимназии Петербурга.

Вспоминая о годах, посвящённых, в основном, «зубрежке и выправке», атмосферу этого заведения он называл «убийственной», а из учителей выделял лишь латиниста Кесслера («Он тоже добра нам не делал, но по крайней мере смотрел на нас глазами добрыми»).

Будучи тринадцатилетним гимназистом, Мережковский начал писать первые стихи, стиль которых определял впоследствии как подражание пушкинскому «Бахчисарайскому фонтану». В гимназии же он увлёкся творчеством Мольера и даже организовал «мольеровский кружок».

Сообщество не было политическим, но им заинтересовалось Третье отделение: участников пригласили на допрос в здание у Полицейского моста. Считается, что благополучным исходом дела Мережковский был обязан исключительно положению отца. В 1881 году Мережковский-старший вышел в отставку, и семья поселилась на улице Знаменской, 33.

Поэтический дебют

Мережковский-старший, интересовавшийся религией и литературой, первым оценил поэтические упражнения сына. В июле 1879 года по его протекции Дмитрий познакомился в Алупке с престарелой княгиней Е. К. Воронцовой. В стихах юноши она «…уловила подлинно поэтическое свойство — необыкновенную метафизическую чуткость души» и благословила его на продолжение творчества:7.

В 1880 году отец, воспользовавшись знакомством с графиней С. А. Толстой, приятельницей знаменитого писателя, привёл сына к Ф. М. Достоевскому, в дом на Кузнечном переулке.

Юный Мережковский (как сам вспоминал позже) читал, «краснея, бледнея и заикаясь»:23, Достоевский слушал «с нетерпеливою досадою» и затем произнёс: «Слабо… слабо… никуда не годится… чтобы хорошо писать, страдать надо, страдать».

«Нет, пусть уж лучше не пишет, только не страдает!» — поспешил испуганно возразить отец. Оценка писателя глубоко «оскорбила и раздосадовала Мережковского».

В 1880 году в журнале «Живописное обозрение» под редакцией А. К.

Шеллера-Михайлова состоялся литературный дебют Мережковского: здесь были опубликованы стихотворения «Тучка» (№ 40) и «Осенняя мелодия» (№ 42).

Год спустя стихотворение «Нарцисс» вошло в благотворительный литературный сборник в пользу неимущих студентов под названием «Отклик», вышедший под редакцией П. Ф. Якубовича (Мельшина):26.

Осенью 1882 года Мережковский побывал на первых выступлениях С. Я. Надсона, тогда — юнкера Павловского военного училища, и под впечатлением от услышанного, написал ему письмо:397. Так произошло знакомство двух начинающих поэтов, переросшее в крепкую дружбу, скрепленную глубокими, почти родственными чувствами.

Обоих, как отмечали позже исследователи, связывала некая личная тайна, имевшая отношение к страху перед страданиями и смертью, стремлению к «обретению действенной веры, способной этот страх преодолеть»:82.

Две смерти — Надсона в 1887 году, и матери два года спустя — явились сильнейшим ударом для Мережковского: он потерял двух самых для себя близких людей:81.

В 1883 году два стихотворения Мережковского появились в журнале «Отечественные записки» (№ 1): именно они считаются его дебютом в «большой литературе». Одно из первых стихотворений Мережковского «Сакья-Муни» вошло во многие тогдашние сборники чтецов-декламаторов и принесло автору немалую популярность.

В 1896 году тридцатилетний Мережковский уже фигурировал в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона как «известный поэт». Впоследствии многие его стихотворения были положены на музыку А. Т. Гречаниновым, С. В. Рахманиновым, А. Г. Рубинштейном, П. И. Чайковским и другими композиторами.

Университетские годы

В 1884 году Мережковский поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. Здесь будущий писатель увлекся философией позитивизма (О. Конт, Г. Спенсер), теориями Дж. С. Милля и Ч. Дарвина, проявил интерес к современной французской литературе. В том же году по рекомендации А. Н.

Плещеева Надсон и Мережковский вошли в Литературное общество:398; он же познакомил последнего с семьей директора Петербургской консерватории К. Ю. Давыдова и издательницы А. А. Давыдовой. В этом кругу Мережковский познакомился с Н. К. Михайловским и Г. И. Успенским, которых впоследствии называл своими учителями, а также И. А. Гончаровым, А.

Н. Майковым и Я. П. Полонским.

В 1888 году Д. С. Мережковский, защитив весной дипломное сочинение о Монтене, окончил университет и решил посвятить себя исключительно литературному труду. Годы учёбы не оставили у него тёплых воспоминаний. Мережковский (согласно биографии Д. О.

Чуракова) «с детства привыкший к великосветской атмосфере» в семье, рано проникся «скепсисом по отношению к людям». Много лет спустя он пренебрежительно отзывался о педагогах («Учителя — карьеристы.

Никого из них добром помянуть не могу»), замечая: «Университет дал мне немногим больше, чем гимназия. У меня так же не было школы, как не было семьи». Единственным из преподавателей, кто произвёл впечатление на Мережковского, был профессор О. Ф.

Миллер, известный историк литературы, первый биограф Достоевского, собиравший у себя на квартире литературный кружок:45.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage2130/biography

Дмитрий Мережковский

Биография Мережковского Дмитрия Сергеевича

Произведения представителя Серебряного века Дмитрия Мережковского крайне сложны для понимания и восприятия. Современному читателю этот писатель знаком как создатель журнала «Новый путь» и автор ряда религиозно-философских собраний сочинений.

Помимо прочего этот мужчина вместе с дьяволицей с русалочьими глазами, поэтессой Зинаидой Гиппиус, являлся владельцем крупного петербургского литературного салона, на вечерах которого свои первые пробы пера демонстрировали классики Сергей Есенин, Александр Блок и Осип Мандельштам.

Детство и юность

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 2 августа 1865 в столице Франции – Париже.

Отец писателя Сергей Иванович был чиновником, а мать Варвара Васильевна вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием детей. Известно, что в семье Мережковских было шестеро сыновей и три дочери.

Дмитрий был самым младшим и поддерживал тесные отношения только с братом Константином, который впоследствии стал биологом.

Портрет Дмитрия Мережковского

Обстановка в доме Мережковских была простая: стол никогда не ломился от яств, так как глава семейства таким образом заранее отучал детей от распространенных пороков — мотовства и стремления к роскоши. Уезжая в служебные поездки, родители оставляли детей на попечении немки-экономки и старой няни, которая перед сном рассказывала Дмитрию сказки, основанные на житие святых.

В дальнейшем биографы пришли к выводу, что рассказы няни стали причиной фанатичной религиозности, в раннем детстве проявившейся в характере создателя стихотворения «Дети ночи». Также на духовное становление поэта оказало влияние и то, что писатель с юных лет сроднился с чувством одиночества, которое впоследствии находило отражение в его книгах и стихах.

Дмитрий Мережковский

В 1876 году Дмитрий поступил в Третью классическую гимназию Петербурга. Мережковский-старший, интересовавшийся прозой и поэзией, первым оценил успехи наследника на поприще стихосложения.

В 1880 году отец, воспользовавшись знакомством с графиней Софьей Андреевной Толстой, вдовой поэта Алексея Константиновича Толстого, привел сына в дом к Федору Михайловичу Достоевскому, чтобы он оценил литературный талант отпрыска.

Позже в «Автобиографической заметке» Дмитрий Сергеевич напишет, что во время прочтения работ сильно волновался. Достоевский же, дослушав юного литератора до конца, заявил, что материал крайне сырой и слабый, а чтобы писать шедевры, необходимо пройти через все круги ада и узнать, что такое страдание и непонимание.

Дмитрий Мережковский в последние годы жизни

В 1884 году Дмитрий стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета.

Здесь будущий писатель увлекся философией позитивизма, а также проявил интерес к французской литературе.

В 1888 году Мережковский защитил дипломное сочинение о философе эпохи Возрождения — Монтене, окончил университет и решил посвятить себя исключительно литературному труду.

Литература

Литературный дебют Мережковского состоялся в 1880 году в журнале «Живописное обозрение». Тогда в издании были опубликованы стихотворения «Тучка» и «Осенняя мелодия». В 1888 году в Петербурге вышла первая книга Мережковского «Стихотворения (1883-1887)», в 1892 – сборник «Символы (Песни и поэмы)» и в 1893 – брошюра «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».

Писатель Дмитрий Мережковский

1899 год стал для Дмитрия Сергеевича поворотным. Писатель в трудах все чаще обращался к религиозным вопросам, а спустя два года, в 1901 году, Зинаида Гиппиус подала Мережковскому идею создания философско-религиозного кружка, в котором интеллигенция могла бы обсуждать насущные вопросы.

Популярность к Дмитрию пришла с его первой романной трилогией «Христос и Антихрист»: «Смерть богов. Юлиан Отступник», «Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)» и «Антихрист Петр и Алексей».

Весной 1906 года Дмитрий Сергеевич с супругой отправился во Францию. Именно там вышел в свет совместный с женой и Дмитрием Философовым труд «Царь и Революция». В Париже поэт также начал работу над трилогией на тему русской истории XVIII-XIX веков «Царство Зверя».

В 1908 году публикуется первая часть этой трилогии – «Павел I», за которую писателя чуть не посадили в тюрьму, вторая часть «Александр I» выходит в свет спустя пять лет в 1913 году, а третья «14 декабря» — в 1918-ом.

Полное собрание сочинений Дмитрия Мережковского

В 1909 году библиография поэта пополнилась четвертым сборником стихов под названием «Собрание стихов», а в 1915 году был опубликован сборник «Было и будет: Дневник 1910-1914» и литературное исследование «Две тайны русской поэзии: Некрасов и Тютчев».

Самые популярные произведения Дмитрия Мережковского 20-30-х годов: «Рождение Богов» (второе название «Сумерки Богов»), «Мессия», «Наполеон», «Тайна Запада: Атлантида-Европа», «Иисус Неизвестный», «Павел и Августин», «Франциск Ассизский» и «Данте».

Личная жизнь

Первым серьезным амурным увлечением Мережковского была дочь издательницы «Северного Вестника». Летом 1885 года писатель даже совершил путешествие с семьей избранницы по Франции и Швейцарии, однако этот любовный роман так ни к чему и не привел.

В январе 1889 года Мережковский вступил в брак с Зинаидой Гиппиус, будущей поэтессой и писательницей, которая стала на всю жизнь его ближайшим другом, идейным спутником и соучастницей духовных и творческих исканий. Союз Мережковского и Гиппиус — самый известный творческий тандем в истории русской культуры «серебряного века».

Зинаида Гиппиус, жена Дмитрия Мережковского

Современники отмечали, что влюбленные, являясь полной противоположностью друг друга, были неотделимы друг от друга.

Достоверно известно, после знакомства молодые люди стали ежедневно встречаться в парках, причем встречи эти происходили строго инкогнито.

Каждый беззаботно начинавшийся разговор Зинаиды и Дмитрия выливался в жаркую полемику, которая только доказывала их мистическое родство душ.

Гиппиус еще до знакомства с Дмитрием часто предлагали выйти замуж, но свободолюбивая барышня всегда отвечала отказом. С Мережковским все было иначе. У писателей не было этих глупых объяснений в любви, которые дьяволица на дух не переносила, и в один из дней они решили без лишней помпезности узаконить отношения, начав жить вместе.

8 января 1889 года в Тифлисе состоялась церемония венчания. День свадьбы пара никак не отмечала. По возвращении домой каждый из них ушел в работу: Мережковский – в прозу, а Гиппиус – в поэзию. Много позже в мемуарах поэтесса призналась, что для нее это все было настолько несущественно, что на утро следующего дня она уже и не помнила, что вышла замуж.

Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус

Достоверно известно, что интимных отношений между супругами не было.

Златокудрую особу в принципе не интересовали плотские утехи, а Мережковский, зная о нраве жены, принимал ее со всеми плюсами и минусами.

Зинаиде часто приписывали романы на стороне, но и Мережковский не отставал от супруги. Именно реакция Гиппиус на увлечения мужа вызывала ссоры, которыми омрачался этот союз.

Самый большой скандал в семье вызвали отношения Мережковского с Еленой Образцовой — давней поклонницей писателя. В начале апреля 1901 года барышня приехала в Петербург, и поэт неожиданно закрутил с почитательницей его творчества интрижку.

В конце июля 1902-го Образцова прибыла к супругам вновь: формально — чтобы предложить материальную помощь журналу «Новый путь», в действительности — по причинам романтическим. В конечном итоге Гиппиус со скандалом выставила любовницу из дома.

Зинаида Гиппиус, Дмитрий Философов, Дмитрий Мережковский

В 1905 году семья Мережковских сблизились с публицистом Дмитрием Философовым. Литераторы вместе творили и вместе жили. В глазах общества «тройственный союз» писателей был верхом неприличия. Люди осуждали Дмитрия, говоря, что таким поведением супруга опозорила в первую очередь его.

Поборники морали забывали, что с Дмитрием Философовым у поэтессы не могло быть никаких порочных отношений хоты бы потому, что публицист был нетрадиционной сексуальной ориентации, и от одной только мысли о физическом контакте с женщиной его «выворачивало наизнанку».

В итоге супруги предоставили друг другу полную романтическую свободу, принеся ей в жертву чувственную сторону брака. До самого конца совместного жизненного пути Дмитрий и Зинаида ощущали полное духовное и интеллектуальное единение, но о любви между ними речи уже не шло, поэтому Гиппиус и Мережковский постоянно искали новых эмоций на стороне.

Смерть

Мережковский скоропостижно скончался 9 декабря 1941 года от кровоизлияния в мозг. Через три дня состоялось отпевание поэта в православном храме Святого Александра Невского. Похоронили создателя стихотворения «Бог» на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Могила Дмитрия Мережковского

Известно, что на траурной церемонии присутствовало только пара человек, а могильный памятник поставили на средства, собранные французскими издателями.

Библиография

  • 1895 — «Рыцарь за прялкой»
  • 1895 — «Святой Сатир»
  • 1895 — «Из Анатоля Франса»
  • 1895 — «Смерть богов. Юлиан Отступник»
  • 1896 — «Любовь сильнее смерти»
  • 1896 — «Наука любви»
  • 1897 — «Железное кольцо»
  • 1897 — «Превращение»
  • 1897 — «Флорентийская новелла XV века»
  • 1901 — «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»
  • 1904-1905 — «Антихрист. Петр и Алексей»
  • 1908 — «Павел I»
  • 1911-1913 — «Александр I»
  • 1918 — «14 декабря»

Источник: https://24smi.org/celebrity/5259-dmitrii-merezhkovskii.html

Дмитрий Мережковский — биография, список книг, отзывы читателей

Биография Мережковского Дмитрия Сергеевича

Дмитрий Сергеевич Мережковский дата рождения: 14 августа 1866 г. место рождения: Санкт-Петербург дата смерти: 9 декабря 1941 г. серии книг: Христос и Антихрист жанры: классика , русская классика

Дмитрий Сергеевич Мережковский — русский писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк, религиозный философ, общественный деятель. Муж поэтессы Зинаиды Гиппиус.

Мережковский, яркий представитель Серебряного века, вошёл в историю как один из основателей русского символизма, основоположник нового для русской литературы жанра историософского романа, один из пионеров религиозно-философского подхода к анализу литературы, выдающийся эссеист и литературный критик. Мережковский (начиная с 1914 года, когда его кандидатуру выдвинул академик Н. А. Котляревский) неоднократно претендовал на соискание Нобелевской премии; был близок к ней и в 1933 году (когда лауреатом стал И. А. Бунин).

Спорные философские идеи и радикальные политические взгляды Дмитрия Сергеевича вызывали резко неоднозначные отклики; тем не менее, даже оппоненты признавали в нём выдающегося писателя, жанрового новатора и одного из самых оригинальных мыслителей XX века.

Юные годы писателя

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился в дворянской семье нетитулованного рода Мережковских.

Отец, Сергей Иванович Мережковский, служил у оренбургского губернатора Талызина, потом у обер-гофмаршала графа Шувалова, наконец, на момент рождения сына, — в Дворцовой конторе при Александре II в должности столоначальника с чином действительного статского советника.

Мать писателя — Варвара Васильевна Мережковская, урождённая Чеснокова, дочь управляющего канцелярией петербургского обер-полицмейстера — обладала «редкостной красотой и ангельским характером», умело управляя сухим, эгоистичным (но при этом боготворившим её) мужем и по возможности потакая детям, которым тот отказывал в любых проявлениях ласки и теплоты.

В семье Мережковских было шестеро сыновей и три дочери. Дмитрий, младший из сыновей, поддерживал тесные отношения лишь с Константином, впоследствии известным биологом.

Обстановка в доме Мережковских была простая, стол «не изобиловал», в доме царил режим бережливости: отец таким образом заранее отучал детей от распространённых пороков — мотовства и стремления к роскоши.

Уезжая в служебные поездки, родители оставляли детей на попечении старой немки-экономки Амалии Христьяновны и старой няни, которая рассказывала русские сказки и жития святых: впоследствии высказывались предположения, что именно она была причиной экзальтированной религиозности, в раннем детстве проявившейся в характере будущего писателя.

Отмечалось также, что «психология сыновнего противостояния отцу» много лет спустя подверглась «сложной интеллектуальной и духовной разработке» и послужила духовной основой для многих исторических сочинений Мережковского.

Чувство семьи у автора было связано лишь с матерью, оказавшей заметное влияние на его духовное становление.

В 1876 году Мережковский начал обучение в Третьей классической гимназии Петербурга. Вспоминая о годах, посвящённых, в основном, «зубрежке и выправке», атмосферу этого заведения он называл «убийственной».

Последние дни Мережковского

1 сентября 1939 года начало Второй мировой войны супруги встретили в Париже. Незадолго до этого Мережковский передал Лифарю рукопись эссе «Тайна русской революции».

Летом американская киностудия Paramount и французская Association des Auteurs de Films приняли к постановке сценарий Мережковского «Данте», но из-за начала войны съемки не состоялись.

9 сентября, опасаясь бомбардировок, Мережковские, вместе с десятками тысяч парижан выехали из Парижа и поселились в Биаррице на юге Франции. Проведя здесь три месяца, они вернулись в столицу, где провели зиму и весну 1940 года.

В начале июня начались бомбардировки Парижа, супруги вновь «эвакуировались» в Биарриц, но 27 июня сюда вошли гитлеровцы, и осенью Мережковские вернулись в столицу, где некоторое время вынуждены были ночевать у знакомых и жить в приюте для беженцев.

14 августа 1940 года в Биаррице прошло чествование Мережковского по случаю его 75-летия под председательством Клода Фаррера. Торжество принесло юбиляру и 7 тысяч франков: это позволило супругам снять виллу «El Recret».

Здесь писатель успел завершить «Святого Иоанна Креста» и сразу же начал работать над «Святой Терезой Авильской» и «Маленькой Терезой».

Заклейменный русской эмиграцией за германофильство, писатель оказался в общественной изоляции. Вести о зверствах гитлеровских войск в России заставили Мережковского усомниться в своем выборе; незадолго до смерти он, по свидетельству осуждал Гитлера.

Последние месяцы жизни Мережковский непрерывно работал: прочёл публичные лекции о Леонардо да Винчи и Паскале, пытался прочесть доклад о Наполеоне, но он был запрещён оккупационными властями.

К июню 1941 года у Мережковских кончились деньги: выселенные из виллы за неуплату, они сняли на лето меблированные комнаты. В сентябре, одолжив деньги у знакомых, супруги вернулись в парижскую квартиру.

Истощённый физически и морально, Мережковский до последних дней пытался работать над «Маленькой Терезой», но она так и осталась неоконченной.

Мережковский скоропостижно скончался 7 декабря 1941 года от кровоизлияния в мозг. 10 декабря состоялись отпевание в православном храме Святого Александра Невского на улице Дарю и похороны на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа; здесь присутствовало всего лишь несколько человек, а могильный памятник был поставлен на подаяние французских издателей.

Личная жизнь. Союз с З. Гиппиус

В январе 1889 года Мережковский вступил в брак с Зинаидой Гиппиус, будущей поэтессой и писательницей, которая стала на всю жизнь его ближайшим другом, идейным спутником и «соучастницей духовных и творческих исканий». Союз Мережковского и Гиппиус — самый известный творческий тандем в истории русской культуры «серебряного века».

Современники отмечали, что Мережковский и Гиппиус составляли единое целое, были неотделимы друг от друга. Сами супруги признавались, что часто не улавливали, кому именно из них принадлежит начало той или иной идеи.

Необычным было уже начало этого союза. Едва только познакомившись, они стали встречаться ежедневно, в парке, причём втайне от окружающих. Каждый их разговор выливался в спор, но при этом стремительно способствовал осознанию полного единения.

Венчание состоялось 8 января 1889 года практически без гостей. День свадьбы молодожены провели за чтением. На утро Гиппиус, по собственному признанию, «забыла, что накануне вышла замуж».

Многие исследователи отмечали «экспериментальный» характер их брака, необычность взаимоотношений. Больше поводов для ревности давала Гиппиус, именно её реакция на увлечения мужа вызывала ссоры, которыми омрачался союз.

Самый большой скандал в семье вызвали отношения Мережковского с Образцовой, его многолетней поклонницей. В начале апреля 1901 года она приехала в Петербург, и он неожиданно завязал с ней любовный роман, оправдывая своё «падение» теорией о «святости плоти».

В конечном итоге Гиппиус со скандалом выставила её из дома.

Вспыхнувший осенью 1905 года внезапный роман Мережковского с поэтессой-«оргиасткой», из-за которого в очередной раз чуть не рухнуло «троебратство», оказался его последним серьёзным увлечением «на стороне».

Заранее предоставив друг другу полную романтическую свободу, супруги в какой-то мере принесли ей в жертву чувственную сторону союза: до самого конца совместного жизненного пути, ощущая полное духовное и интеллектуальное единение, они уже не испытывали друг к другу сильных чувств; страдали, с одной стороны — от невозможности жить друг без друга, с другой — от внутреннего взаимотторжения. Как следствие, в отношениях Мережковских сложилась «странная искусственность», обращавшаяся в «болезненную и неприятную игру», где муж, как отмечали многие мемуаристы, играл роль «пассивную, а то и страдательную».

Значение творчества Д. С. Мережковского

Оценки исторического значения творчества Мережковского в течение последних ста лет неоднократно менялись. Исследователи называли Мережковского в числе тех немногих классиков мировой литературы, которые «…постигаются в процессе отторжения общественным мнением», упоминая его в одном ряду с Маркиз де Садом, Фридрихом Ницше и Генри Миллером.

Царское правительство считало Мережковского подрывателем государственных основ, столпы официального православия — еретиком, литературные академики — декадентом, футуристы — ретроградом, а будущий пламенный идеолог мировой революции Лев Троцкий — реакционером.

Редкие эрудиция, учёность, писательское дарование и оригинальный стиль признавались современниками безоговорочно. Мережковский был объективно одним из самых образованных людей в Петербурге первой четверти XX столетия.

Дмитрий Сергеевич одним из первых сформулировал основные принципы русского модернизма и символизма, отделив их от эстетики декаданса. Он же вошёл в историю как основоположник нового для русской (и, как полагают некоторые, мировой) литературы, жанра: историко -философского романа.

Томас Манн назвал Мережковского «гениальнейшим критиком и мировым психологом после Ницше».

Трилогия «Христос и Антихрист» обеспечила писателю особое место в истории литературы: он вошёл в неё как создатель нового типа мировоззренческого «романа мысли», дав литературе модернизма «образец романного цикла как особой повествовательной формы и способствовал становлению того типа экспериментального романа», который впоследствии получил бурное развитие в лучших произведениях А. Белого и Ремизова, а в Европе — Дж. Джойса и Т. Манна.

Иногда Мережковского упрекали в склонности непрерывно возвращаться к одним и тем же идеям и темам; другие отмечали, что таким был «стиль начала века»; состоявший в стремлении (свойственном, например, Андрею Белому), повторять «музыкальную настроенность, музыкальную фразу, начиная с одного и кончая этим же», возвращаясь постоянно к одним и тем же темам.

Юлиан Отступник

Люди думают, что страдают от голода, от жажды, от боли, от бедности: на самом деле, страдают они только от мысли, что, может быть. Его нет.

Ямвлик 14 декабря

Вообще выражение лица его менялось мгновенно, внезапно до странности, как будто снимались и надевались маски. «Множество масок, но нет лица», — сказал о нем кто-то.

Все цитаты Дмитрий Мережковский →

В центре повествования фигура великого художника, учёного и изобретателя — сложная, противоречивая и даже трагичная. Иногда мне казалось, что Мережковский забрался под его кожу, ментально прооперировал да Винчи, так убедительно и живо рисует он личность.

Истинный творец, художник, он стоит особняком, противостоит толпе и находится в вечном поиске совершенства и истины. Вся трилогия называется «Христос и Антихрист», и Леонардо находится посередине.

Он между совершенным добром и совершенным злом, он колеблется как маятник, пытаясь отыскать свой грааль мудрости, и в результате происходит раздвоение. Идея двойничества вообще заняла целую нишу в русской литературе и у Мережковского в романе ей посвящён целый пласт. Леонардо воплощает в себе то великие добродетели, то пугающие черты зла.

Он в постоянной борьбе и сомнениях, не заканчивает рисунки в стремлении к невозможному, горит идеями, опережающими время, грезит человеческими крыльями. В течение романа да Винчи показан и маленьким мальчиком, и юношей, и зрелым художником, и старцем, мелькают метаморфозы личности.

Леонардо в этом похож на своё великое творение «Джоконду», которая играет со зрителем и также приобретает разные черты в зависимости от освещения, угла зрения и внутреннего состояния смотрящего. Художник — зеркало мира, он отражает жизнь и поэтому должен оставаться непредвзятым, холодным, отстранённым:

«Если хочешь быть художником, оставь всякую печаль и заботу, кроме искусства. Пусть душа твоя будет, как зеркало, которое отражает все предметы, все движения и цвета, само оставаясь неподвижным и ясным».

Целый пласт посвящён ужасам инквизиции и мракобесию. И, кстати говоря, любителям Мастера и Маргариты: именно этим романом вдохновлялся Булгаков, создавая сцену шабаша и полётов ведьм. Во время чтения подобных сцен Мережковского у меня по спине бегали мурашки восторга и узнавания.

Помимо центральной фигуры романа, живо и полно обрисованы другие знаменитости того времени: герцог Франческо Моро с женой, Джироламо Савонарола, Микеланджело Буонарротти, Рафаэль Санти, Никколо Маккиавелли (особо мне интересный), Чезаре Борджиа, ученики Леонардо. Фигуры также противоречивые и великие.

Зачастую, конечно, кажется, что многие характеры Мережковский раскрыл таким образом, чтобы они воплотили его собственные идеи, мелькает некая нарочитость и абстрактность. С другой же стороны, такой метод кажется оправданным.

Не обошлось и без политической составляющей, она пронизывает весь роман, затрагивая жизнь художника, и также даёт много пищи для размышленийПроизведение полно символами — библейскими, языческими, мифологическими, научными, полно аллегорий и метафор. Одна из самых светлых идей романа — детская вера.

Постоянно мелькающие «устами ребёнка глаголит истина, библейское «будьте как дети», детская непосредственность в образе да Винчи даже, или вернее особенно, на исходе его дней.

Немного озадачил переход в конце романа к идее Третьего Рима, к Востоку, к России и русским иконам. Он показался слишком нарочитым и искусственным. Но, наверное, для осознания оправданности такого приёма надо прочесть всю трилогию.

Роман безмерно красивый и дивный! Для меня это как музыка Баха с переплетением бесчисленных тем, многоголосная, сложная, требующая умственного напряжения и при этом дарующая спокойствие.

А ещё это как великое путешествие, паломничество во времени к великим произведениям искусства, к великим идеям эпохи, к её же великим ужасам и открытиям. Это целое исследование идей добра и зла, веры и познания.

Каких-либо точных ответов здесь не найти, да и какой ответ можно ожидать на «Главный вопрос жизни, вселенной и всего такого», кроме как 42…

#Бойцовский_клуб (Книга про великую женщину или мужчину)

Помоги Ридли!

Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

Источник: http://readly.ru/author/8832/

Дмитрий Мережковский: биография. Стихи, цитаты

Биография Мережковского Дмитрия Сергеевича

Мережковский Дмитрий Сергеевич появился на свет в 1866 году в Санкт-Петербурге. Отец его служил мелким дворцовым чиновником. Дмитрий Мережковский с 13 лет начал писать стихи. Через два года, будучи гимназистом, он посетил вместе с отцом Ф. М. Достоевского.

Великий писатель нашел стихи слабыми, сказал начинающему автору, что для того, чтобы хорошо писать, нужно страдать. В это же время Мережковский Дмитрий Сергеевич познакомился с Надсоном.

На первых порах он ему подражал в своих стихотворениях и именно через него впервые вошел в литературную среду.

Появление первого сборника стихов

В 1888 году выходит первый сборник Мережковского, названный просто — «Стихотворения». Поэт здесь выступает учеником Надсона. Однако, как замечает Вячеслав Брюсов, Дмитрий Мережковский сразу же смог взять самостоятельный тон, начав говорить о радости и о силе, в отличие от других поэтов, считавших себя учениками Надсона, которые «ныли» на свою слабость и безвременье.

Обучение в университетах, увлечение философией позитивизма

Дмитрий с 1884 года учился в Петербургском и Московском университетах, на историко-филологических факультетах. В это время Мережковский увлекся философией позитивизма, а также сблизился с такими сотрудниками «Северного вестника», как Г. Успенский, В. Короленко, В.

Гаршин, благодаря чему стал понимать с народнических позиций проблемы, стоявшие перед обществом. Увлечение это, однако, было непродолжительным. Знакомство с поэзией В. Соловьева и европейскими символистами значительно изменило мировоззрение поэта.

Дмитрий Сергеевич отказывается от «крайнего материализма» и переходит уже к символизму.

Женитьба на З. Гиппиус

Дмитрий Мережковский, как отмечали современники, был очень замкнутым человеком, неохотно впускавшим в свой мир других людей. Тем более знаменательным стал для него 1889 год. Именно тогда Мережковский женился. Избранница его — поэтесса Зинаида Гиппиус.

Поэт прожил с ней 52 года и не расставался ни на день. Этот творческий и духовный союз супруга его описала в неоконченной книге под названием «Дмитрий Мережковский». Зинаида являлась «генератором» идей, а Дмитрий оформлял и развивал их в своем творчестве.

Путешествия, переводы и обоснование символизма

В конце 1880-х и в 1890-е гг. они много путешествовали по разным странам Европы. Дмитрий Сергеевич переводил с латыни и греческого античные трагедии, а также выступал в роли критика, публиковался в таких изданиях, как «Труд», «Русское обозрение», «Северный вестник».

Мережковский в 1892 году прочел лекцию, в которой дал первое обоснование символизма. Поэт утверждал, что импрессионизм, язык символа и «мистическое содержание» могут расширить «художественную впечатлительность» русской словесности. Сборник «Символы» появился незадолго до этого выступления. Он дал имя новому направлению в поэзии.

«Новые стихотворения»

В 1896 году вышел третий сборник — «Новые стихотворения». У Мережковского с 1899 года меняется мировоззрение. Его начинают интересовать вопросы христианства, связанные с соборной церковью. В статье «Мережковский» Г. Адамович вспоминает, что когда разговор с Дмитрием был оживлен, он рано или поздно переключался на одну тему — значение и смысл Евангелия.

Религиозно-философские собрания

Жена Дмитрия Мережковского осенью 1901 года предложила идею создания особого общества людей философии и религии для обсуждения вопросов культуры и церкви. Так появились религиозно-философские собрания, знаменитые в начале прошлого века.

Главной темой их было утверждение того, что лишь на религиозной основе может совершиться возрождение России. Вплоть до 1903 года проходили эти собрания, с разрешения К.П. Победоносцева, обер-прокурора Синода. Участие в них принимали и священнослужители.

Хотя не было принято христианство «Третьего завета», стремление на переломном этапе развития нашей страны создать новое религиозное общество было понятно и близко современникам.

Работа над исторической прозой

Дмитрий Мережковский, биография которого нас интересует, много работал над исторической прозой. Он создал, например, трилогию «Христос и антихрист», основная идея которой заключалась в борьбе двух принципов — христианского и языческого, а также в призыве к новому христианству, в котором «небо земное», а «земля небесная».

В 1896 году появилось произведение «Смерть богов. Юлиан Отступник» — первый роман трилогии. Вторая часть была издана в 1901 году («Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»). Заключительный роман под названием «Антихрист. Петр и Алексей» появился на свет в 1905 году.

«Собрание стихов»

Четвертый сборник «Собрание стихов» вышел в 1909 году. Новых стихотворений в нем было немного, поэтому книга эта являлась, скорее, антологией. Однако определенный подбор произведений, сделанный Мережковским, придал сборнику современность и новизну. В него были включены только произведения, отвечавшие изменившимся взглядам автора. Новый смысл обрели старые стихотворения.

Мережковский среди поэтов-современников был резко обособлен. Он выделялся тем, что выражал в своем творчестве общие настроения, тогда как А. Блок, Андрей Белый, К. Бальмонт, даже касаясь «злободневных» общественных тем, говорили прежде всего о себе, о собственном отношении к ним. А Дмитрий Сергеевич даже в самых интимных признаниях выражал всеобщее чувство, надежду или страдание.

Новые произведения

Мережковские в марте 1906 года перебрались в Париж и прожили здесь до середины 1908 года. В соавторстве с Д. Философовым и З. Гиппиус Мережковский в 1907 году издал книгу «Le Tsar et la Revolution».

Он также приступил к созданию трилогии «Царство Зверя» по материалам истории России конца 18 — начала 19 вв. Дмитрий Сергеевич после выхода первой части этой трилогии (в 1908 году) подвергся судебному преследованию. В 1913 году появилась вторая часть ее («Александр I»).

Последний роман — «14 декабря» — в 1918 году опубликовал Дмитрий Мережковский.

«Больная Россия» — книга, которая появилась в 1910 году. В ее состав вошли историко-религиозные статьи, которые были опубликованы в 1908 и 1909 гг. в газете «Речь».

Книжное товарищество Вольфа издало в период с 1911 по 1913 гг. 17-томное собрание его сочинений, а Д. Сытин в 1914 году выпустил четырехтомное. На многие языки была переведена проза Мережковского, она была очень популярна в Европе. В России же произведения Дмитрия Сергеевича были подвергнуты жесткой цензуре — писатель высказывался против официальной церкви и самодержавия.

Взаимоотношения с большевизмом

Мережковские в 1917 году еще жили в России. Поэту страна виделась в канун революции в образе «грядущего хама».

Немного позже, прожив в Советской России два года, он утвердился в своем мнении о том, что большевизм — нравственная болезнь, которая является следствием кризиса культуры Европы.

Мережковские надеялись на то, что этот режим будет свергнут, однако, узнав о поражении Деникина на юге и Колчака в Сибири, решили уехать из Петрограда.

Дмитрий Сергеевич в конце 1919 года добился права чтения своих лекций в частях Красной Армии. В январе 1920 года он вместе со своей супругой перешел на территорию, которая была оккупирована Польшей. Поэт читал лекции в Минске для русских эмигрантов. Мережковские в феврале переезжают в Варшаву.

Здесь они активно занимаются политической деятельностью. Когда Польша подписала мирный договор с Россией, а супруги убедились, что «русскому делу» в этой стране положен конец, они уехали в Париж. Мережковские поселились в квартире, принадлежавшей им еще с дореволюционных времен.

Здесь они наладили старые связи и установили новые знакомства с русскими эмигрантами.

Эмиграция, основание «Зеленой лампы»

Дмитрий Мережковский был склонен рассматривать эмиграцию как некоторого рода мессианство. Он считал себя духовным «водителем» оказавшейся за границей интеллигенции. Мережковские в 1927 году организовали религиозно-философское и литературное общество «Зеленая лампа».

Его президентом стал Г. Иванов. «Зеленая лампа» сыграла заметную роль в интеллектуальной жизни эмиграции первой волны, а также объединила лучших представителей зарубежной русской интеллигенции. Когда началась Вторая мировая война, общество прекратило собрания (в 1939 году).

Мережковские еще в 1927 году основали «Новый курс» — журнал, продержавшийся лишь год. Они участвовали также в первом съезде писателей-эмигрантов из России, состоявшемся в сентябре 1928 года в Белграде (его организовало югославское правительство). Мережковский в 1931 году был в числе претендентов на Нобелевскую премию, однако получил ее И. Бунин.

Поддержка Гитлера

Мережковских не любили в русской среде. Неприязнь была во многом вызвана их поддержкой Гитлера, режим которого казался им более приемлемым, чем режим Сталина. Мережковский в конце 1930 годов увлекся фашизмом, даже встречался с одним из его лидеров — Муссолини.

Он видел в Гитлере избавителя России от коммунизма, который считал «нравственной болезнью». После того как Германия напала на СССР, Дмитрий Сергеевич выступил на немецком радио. Он произнес речь «Большевизм и человечество», в которой сравнил Гитлера с Жанной д’Арк.

Мережковский сказал, что этот лидер может спасти от коммунистического зла человечество. После этого выступления все отвернулись от супругов.

Смерть Мережковского

За 10 дней до оккупации Парижа немцами, в июне 1940 года, Зинаида Гиппиус и Д. Мережковский переехали в Биарриц, расположенный на юге Франции. 9 декабря 1941 года Дмитрий Сергеевич умер в Париже.

Сборники стихов Мережковского

Мы вкратце рассказали о том, какие сборники стихов создал Дмитрий Мережковский. Книги эти, однако, стоят того, чтобы более подробно на них остановиться. Каждый из 4-х сборников стихотворений очень характерен.

«Стихотворения» (1888 год) — это книга, в которой еще выступает как ученик Надсона Дмитрий Мережковский. Цитаты из нее, достойные внимания, включают в себя следующую:

«Не презирай толпы! безжалостной и гневной

Насмешкой не клейми их горестей и нужд».

Это строчки из одного из самых характерных стихотворений этой книги. Тем не менее с самого начала Дмитрий Сергеевич смог взять самостоятельный тон. Как мы уже отмечали, он заговорил о силе и радости.

Стихи его напыщены, риторичны, однако и это характерно, поскольку соратники Надсона боялись больше всего именно риторики, хотя и пользовались ею, в несколько ином обличии, порой неумеренно.

Мережковский же обращался к риторике для того, чтобы звонкостью и яркостью ее порвать беззвучный, бесцветный туман, в который была завернута жизнь русского общества в 1880-е годы.

«Символы» — вторая книга стихов, написанная в 1892 году. Она примечательна разносторонностью тем. Здесь античная трагедия и Пушкин, Бодлер и Эдгар По, Франциск Ассизский и древний Рим, поэзия города и трагизм повседневного.

Все то, что заполонит все книги, займет все умы через 10-15 лет, было намечено в этом сборнике. «Символы» — книга предчувствий. Дмитрий Сергеевич предугадывал наступление иной, более живой эпохи.

Он придавал титанический облик событиям, совершавшимся вокруг него («Грядите, новые пророки!»).

«Новые стихотворения» — третий сборник стихов, написанный в 1896 году. Он значительно уже по охвату явлений жизни, чем предыдущий, однако гораздо острее.

Здесь успокоенность «Символов» превратилась в постоянную тревогу, а в напряженный лиризм перешла объективность стихов. Мережковский считал себя в «Символах» служителем «покинутых богов».

Но ко времени появления «Новых стихотворений» он уже сам отрекся от этих богов, говорил о своих соратниках и о самом себе: «Дерзновенны наши речи…».

«Собрание стихов» — последний, четвертый сборник (1909 год). В нем мало новых стихотворений, поэтому книга, как мы уже отмечали, представляет собой скорее антологию. Мережковский в ней обратился к христианству.

Он признал слишком ломким лезвие «дерзновения» и лишенным божества алтарь «всемирной культуры». Однако в христианстве он хотел обрести не только утешение, но и оружие.

Все стихотворения этой книги проникнуты желанием веры.

Источник: https://FB.ru/article/207943/dmitriy-merejkovskiy-biografiya-stihi-tsitatyi

ovdmitjb

Add comment

Рубрики

Рубрики